Ксенофиофора: Одноклеточные организмы

Чтобы вырасти настолько здоровым, одноклеточному приходится идти на хитрости и решать кучу проблем. В первую очередь, обеспечить себя пищей. С этой задачей было справиться проще всего. Ксенофиофоры обитают на глубинах от 500 до 10.640 метров. Там полно ила и глубоководного снега — органических остатков, падающих на океаническое дно. Для нас, сложных теплокровных многоклеточных, эта пища слишком некачественна и низкокалорийна. Но неторопливым ксенофиофорам её хватает.

Другая задача намного сложнее: такому огромному одноклеточному нужно не порваться под собственным весом. Разрыв клеточной оболочки = гибель. Чтобы не развалиться, ксенофиофора соорудила для себя бронежилет из песчинок!

Схематичное строение клеточной мембраны. Её толщина не больше 7,5 нанометров!

Вспомните речку или море. Если выйти из водоёма и лечь на песочек, тело покроет слой песчинок, от которого потом фиг избавишься! Тем же самым занимается и ксенофиофора. Она вырабатывает гибкие органические нити, самостоятельно панируясь в песке и закрепляя всё цементом собственного производства. Правда, итоговая конструкция всегда выглядит неприглядно. В лучшем случае она похожа на плодовое тело гриба или оброненный кем-то мозг. В худшем — на невнятный комок пузырящегося теста.

Не могу придумать шутку про валяющийся на дне мозг. Эту тему нужно обмозговать получше.

Внутри ксенофиофоры ещё страньше. Скелет образует множество трубочек и лакун между ними. По трубочкам перемещаются питательные вещества и цитоплазма, а в полостях прячутся клеточные ядра и другие необходимые для жизни структуры. Как итог, масса живой части ксенофиофоры не больше 5-6% — остальное приходится на “скелет”.

Скелеты разных видов ксенофиофор.

Но обваливается ксенофиофора не только в песчинках. Они накапливают огромное количество солей титана, бария, свинца и ртути. Не брезгуют они и радионуклидами. Некоторые одноклеточные настолько пропитываются радиоактивными солями, что излучают в 200 раз сильнее фонового уровня! А им самим хоть бы хны!

Лежит, фонит.

Зачем они концентрируют в себе столько токсичной гадости, не совсем понятно. Возможно, это такой способ пассивной защиты. Если любопытная рыба съест радиоактивное одноклеточное, она долго будет мучаться от острого отравления. А может и вовсе погибнет.

А что, если тот комок пыли из-под дивана был ксенофиофорой?

Другой вариант: при помощи кристалликов солей ксенофиофора ещё сильнее уменьшает свой объём, что позволяет снизить затраты энергии на поддержание жизни. Косвенным доказательством этого служит тот факт, что некоторые трубочки внутри одноклеточного целиком забиты токсичными металлами.

Так вот они какие — залежи тяжёлых металлов!

На первый взгляд, это очень нелогично: зачем вырастать таким большим, если потом необходимо ужиматься? На самом деле всё вполне объяснимо. Следите за руками: чем больше ксенофиофора, тем больше она сможет кушать. Одноклеточные питаются всей поверхностью тела при помощи тысяч маленьких ложноножек. Причём делают они это сразу во все стороны: снизу и с боков перерабатывают ил, а сверху выхватывают из воды органические частицы. Но чем больше одноклеточный организм, тем сложнее ему становится удерживать форму. Вот и приходится расширяться, уменьшаясь.

От сердца и почек дарю вам из ксенофиофоры цветочек!

И их способность переваривать всю органику вокруг себя, судя по всему, играет огромное значение для придонных экосистем. Там, где много ксенофиофор, повышается биоразнообразие других организмов. Причём всех — от бактерий до рыб!