Губач: Маленький индийский медведь

 

Медведь-губач выглядит так, словно мама-медведица согрешила с ленивцем, а плод своей любви депортировала в Индию, дабы никто из родичей не узнал о порочащем её деянии. Косматая шерсть, что топорщится под случайными углами в случайный момент времени, гигантские серповидные когтиработающие крюками при подъёме на дерево, странная походка — вот черты, которыми батя-ленивец одарил своего незаконнорожденного сына.

Сходила на ноготочки к новому мастеру. Оцените наращивание по шкале от 1 до 10.
Сходила на ноготочки к новому мастеру. Оцените наращивание по шкале от 1 до 10.

Но ярчайшим камнем в этой короне нелепости стали губы косолапого. Эти мясные лопасти не только крупнее, чем пельмени у цып из инстаграма, но и шевелятся они куда активнее! Ими зверь цепляет поспевшую вкуснятинку (фрукты, ягоды) с самых далёких веток. «Заработать» такими на новый айфон — раз плюнуть. Но губачу пофигу на новинки в сфере технологий. Его мордашка — живое воплощение экзистенциальной грусти.

Индия для грустных.
Индия для грустных.

Поводов печалиться у косолапого уйма: самые крупные губастые медведи достигают веса всего-то в 100-110 кило — это в 3 раза меньше бурого Потапыча. С такими габаритами медведям ни за что не пробиться в высшую лигу — животинки постоянно огребают от тигров и леопардов, охочих как до взрослых, так и до детёнышей.

То чувство, когда утром увидел свою девушку без макияжа.
То чувство, когда утром увидел свою девушку без макияжа.

В свою очередь, сам губач совсем не против закусить чем-нибудь мясным, но и здесь его ждёт облом. Такому слабому созданию редко достаётся даже падаль, что уж там говорить про свежую дичь? Так что бедный мишка глушит тоску мёдом. Он пожирает жидкое золото в таких масштабах, что даже учёные прозвали его — Melursus, то бишь «медовым медведем»!

Губачи — великолепные древолазы. Благодаря гигантским когтям они с лёгкостью цепляются за ветки.
Губачи — великолепные древолазы. Благодаря гигантским когтям они с лёгкостью цепляются за ветки.

Если поблизости мёда не обнаружено, губач начинает изгаляться над теми, кто не сможет дать ему сдачи: термитами и корнями. Гигантскими когтями сладкоежка разрыхляет землю в поисках корешков. Ими же он разрушает насекомьи мегаполисы.

Тот самый гад, который ломал твои куличики из песка в детстве.
Тот самый гад, который ломал твои куличики из песка в детстве.

Как только термиты вылезают на защиту своего уютного домика, медведь превращается в настоящий пылесосСложив губы трубочкой, он уничтожает до 10 000 термитов за раз! Во время насекомьего геноцида ноздри медведя смыкаются — то ли чтобы тягу увеличить, то ли чтобы через них еда не сбегала. Своими усилиями мишки оказывают не медвежью услугу — спасают местные постройки от нашествия членистоногих вредителей.

Ничего пошлого, просто медведи тренируются складывать губы в трубочку!
Ничего пошлого, просто медведи тренируются складывать губы в трубочку!

Такая диета, безусловно, позволяет королю нелепости выживать даже в самых отбитых условиях. Правда, совокупные усилия больших кисок и людей привели к отрицательному росту популяции. Численность животин снижается с каждым годом, ибо размножаются косолапые медленно.

Губачи забавно таскают своих детишек на спине.
Губачи забавно таскают своих детишек на спине.

Медведи хотят любви круглогодично, но отдельно взятая мама производит не более 3 детей раз в 3 года — удручающе мало. Из хороших новостей: первые 3 месяца малыши мило путешествуют на спине у самки, вцепившись в неё подобно очень большим опоссумам.

Когда мама — это твой личный транспорт, школу не прогуляешь!
Когда мама — это твой личный транспорт, школу не прогуляешь!

Из плохих — сожрать губастых очаровашек может кто угодно. Благо, что до 3 лет детишки находятся под мамкиной опекой — родительница яростно охраняет своих отпрысков даже от полосатых кошаков-переростков.

Несмотря на собственную слабость, без боя медведи не сдаются. Они стараются дать отпор даже тиграм, что больше их в 2 раза.
Несмотря на собственную слабость, без боя медведи не сдаются. Они стараются дать отпор даже тиграм, что больше их в 2 раза.