ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ КОРОВЫ

 

Последние туры и первые коровы

 

Осенью 1627 года в Мазовецких лесах, лежащих между Варшавой и Гродно, часто по ночам раздавался тоскливый рев. Жители окрестных деревень с грустью прислушивались к этому реву: они знали, что это тоскует одинокая турица. Но не знали они, что эта турица — последняя на нашей планете.

Вскоре рев прекратился — животное погибло. Туры вообще перестали существовать.

А когда-то туров было много, очень много, и не только в этих лесах — по всей Европе. Еще в IX веке французский король Карл Великий «угощал» охотой на туров арабских послов; как свидетельствуют летописи, в 1000 году на туров велась активная охота в Швейцарии, и, наконец, имеется свидетельство Владимира Мономаха (а это уже XII век!), который в своем послании детям писал о том, что тур поднял его на рога, да еще вместе с конем.

Охотились на туров и позже, но они стали настолько редки уже, что в Польше, например, такая охота была привилегией лишь царствующих особ.

 

 

Правда, это не касалось графа Мазовецкого. Во всяком случае, он так считал и, будучи хозяином Мазовецких лесов, ежегодно устраивал охоту на туров. Со всех стран Европы съезжались именитые вельможи, чтобы участвовать в этой охоте или хотя бы присутствовать на ней. Туры, уже исчезнувшие во всех европейских странах, еще водились в лесах Мазовья. Но и тут они были обречены: в 1564 году там их оставалось лишь 30 голов, в 1599-м — 24, через три года, в 1602-м, — всего 4, а через 25 лет пала последняя турица. Правда, имеются сведения, что еще один тур продержался до 1669 года в Кенигсбергском зоопарке. Но так или иначе — триста с лишним лет назад туры исчезли с лица Земли. Однако исчезли не бесследно.

Если посмотреть на достаточно подробную карту хотя бы нашей страны, можно увидеть немало названий типа Турово, Туров, Туров лог, Туры. (Раньше таких названий было гораздо больше.) В Польше есть Туржец, в Швейцарии Кантон Ури, на гербе которого изображен дикий бык, тоже обязан своим именем туру: по-латыни тур — урус, по-немецки — ур.

Немалую память о себе тур оставил и в языке, и в устном народном творчестве. Вспомним существующие до сих пор выражения «турнуть», «вытурить», то есть прогнать, выгнать. А это мог сделать только сильный и свирепый зверь. Наверное, таким и был тур. Не случайно же до сих пор на Украине существует поговорка «натура, як у тура». Но если географические названия помогают современным ученым понять, где водились туры, то фольклор дает возможность узнать и об их характере, и кое-что об образе жизни.

Так, например, в былине о Добрыне Никитиче говорится:

 

Уж ты гой еси добрый тур!

Прибегай ко мне со черных грязей,

Прибегай ко мне с болотных вод.

 

И в других фольклорных произведениях упоминается о том, что туры паслись на болотах, и это подтверждает предположения ученых: в лесах туры скрывались от опасностей, в степях и на болотах — кормились.

О силе, мощи, величине тура свидетельствуют такие слова из былины:

 

В та поры Владимир князь

Приказал наливать чару зелена вина в полтора ведра

В турий рог меду сладкого пол-третья ведра…

 

О смелости тура рассказывается и в былинах, и в летописях. Например, в «Ипатьевской летописи» (1201) сказано: «Храбор бо бе яко и тур», а в «Слове о полку Игореве» — «Буй тур Всеволод».

Свидетельствуют современники и о могучем реве этого зверя.

 

Он втретье зрявкнул по-туриному:

Триста жеребцов испугалися,

С княжеского двора разбежалися, —

 

говорится в былине «Иван гостиный сын».

А в былине об Илье Муромце сказано так:

 

Он втретье зрявкает по-туриному:

А князья бояре испужалися,

На карачках во дворец наползалися.

 

Имеются и «научные описания» тура, которого иногда называли единорогом и наделяли фантастическими чертами и свойствами. Так, в «азбуковниках» XVI–XVII веков говорится: «Зверь подобен есть коню, страшен и непобедим; промеж ушию имать рог великий, тело его медяно, в розе имать всю силу. И всегда гоним, возбежит на высоту и ввержет себя долу без напасти пребывает. Подружия себе не имать, живет 532 лета…»

Были и более достоверные описания. Так, посланник германских императоров Максимилиана I и Карла V барон Герберштейн, побывав в 1517 и 1526 годах в Москве, выпустил в 1526 году в Базеле книгу «Московия». Есть там и строки, посвященные туру. Писал их посланник с чужих слов, ну и сам от себя, наверное, прибавил немало. Так что «словесный портрет» тура получился не очень похожий, как и рисунок, помещенный в книге. Правда, тура Герберштейн все-таки видел: в Польше ему подарили мертвого зверя.

Сейчас мы можем довольно точно представить себе облик предка нашей коровы. Это были большие и могучие животные, вес которых доходил до 900 килограммов, с крупной головой и мощными, направленными вперед рогами. «Длинная шерсть черной, темно-бурой или гнедой масти, особенно густая и косматая на лбу, придавала турам довольно грозный вид. Самки были мельче, но тоже вооруженные рогами», — пишет профессор Г. К. Отрыганьев.

Туры жили и в Европе, и в Азии, и в Африке. Об этом свидетельствуют многочисленные находки различных вещей, на которых изображен дикий предок афро-азиатских коров и быков. Когда он перестал быть диким и когда его потомки стали домашними — сказать трудно. Во всяком случае, когда в Европе пала последняя турица, ее потомки уже жили рядом с человеком не одно тысячелетие. Считается, что крупный рогатый скот был приручен примерно 10 тысячелетий назад. Это, конечно, очень приблизительно, так что ошибка на тысячелетие допустима. Но если о времени приручения мы имеем хоть какое-то представление, то где это произошло — до сих пор неизвестно.

Наскальное изображение тура.

Одно время считали, что это произошло в Древнем Египте.

Египетское государство образовалось в 3200 году до новой эры, когда отдельные разрозненные общины — номы — объединились. И с этого времени ведет свой счет египетская культура. Древние египтяне, как мы уже говорили в связи с собаками, оставили много свидетельств, в том числе и письменных, благодаря которым мы не только знаем, какие животные были в Древнем Египте, но и как с ними обращались, знаем даже, сколько животных было у некоторых египтян. Так, например, запись на гробнице главного жреца Харра, жившего примерно 4200 лет назад, сообщает, что он владел 1055 головами крупного рогатого скота. Существовали скотовладельцы, имевшие по 1300–1500 голов, а у одного было даже около 5 тысяч коров, быков и волов. Конечно, такие стада могли принадлежать только очень знатным вельможам древнего царства.

В едва появившемся египетском государстве скотоводство было уже широко развито. Значит, скот был приручен гораздо раньше. Но не в Египте, а скорее всего в прилегавших к нему землях. Одни ученые считают, что это произошло в Северной Африке и в Сахаре, которая тогда была отнюдь не пустыней, а цветущей долиной, другие называют родиной домашнего скота Судан, третьи связывают появление домашнего скота с Азией. «Во всяком случае, еще до образования египетского государства, — пишет С. Н. Боголюбский, — на обширных сопредельных с этим будущим государством землях животноводство уже окрепло».

Недавние открытия советских ученых позволяют предположить, что впервые рогатый скот был одомашнен в Двуречье. Во всяком случае, именно там, в Санджарской долине, на территории теперешнего Ирана, появилась одна из первых земледельческих культур и именно там — в слоях земли, относящихся к VI тысячелетию до нашей эры, — советские археологи нашли кости крупного рогатого скота.

Но может быть, и не только там — ученые считают сейчас, что приручение тура происходило сразу в нескольких местах в Азии. Не исключено, что приручали его и в Европе.

Однако если археологические находки могут указать, где это происходило, могут подсказать, когда это могло произойти, то, как это произошло, нам никто не укажет и не подскажет.

Правда, туры издавна занимали значительное место в искусстве и устном народном творчестве людей (о русских былинах мы уже говорили), о них сообщалось в летописях. Но всюду имеются сведения лишь об охоте на них. Охоту на туров описывали и греческие писатели, о турах говорит и Юлий Цезарь, рассказывая о своих походах.

Даже такие детали, как использование турьих рогов (в римской армии для сигнализации, у скифов они служили сосудами для питья), известны нам. Неизвестно лишь, как происходило приручение.

Конечно, описывать или изображать охоту куда интереснее, чем рассказывать о приручении. Да и как о нем расскажешь, если продолжалось это долго, наверное не одно столетие. Правда, до нас дошли описания ловли диких быков, которых, по мнению некоторых современных ученых, после поимки приручали. Делалось это так: всадники окружали дикого быка, подгоняли его к яме, перед которой лежали намасленные воловьи шкуры, и тур, соскальзывая с них, падал в яму. Там его морили голодом до тех пор, пока обессиленное животное не становилось покорным.

Возможно, так на туров и охотились, возможно, таким образом и брали их живыми. Но вряд ли таким образом можно было приручить взрослое животное.

Наскальное изображение коровы и быка.

Хвастливое заявление ассирийского царя Тиглатпаласара I (1200 г. до н. э.): «Я брал молодых риму (то есть туров) и разводил от них стада» — лишь подтверждает, что «взять» можно было только молодых туров. Взрослых же убивали. Что же касается стад, которые якобы разводил ассирийский царь, то это могли быть и стада диких животных, пойманных, а затем выпущенных на новом месте и размножившихся там.

Конечно, нельзя поручиться, что Тиглатпаласар I, точнее, те из его придворных, которым была поручена забота о скоте, не пытались приручить диких туров или с их участием вывести какую-то новую породу. Ведь известно же, что Александр Македонский прислал из Индии в Македонию стадо в 23 тысячи голов азиатских горбатых коров зебу для того, чтобы этих животных разводили в Греции или вывели с их помощью новые породы. Очевидно, подобные попытки делались не раз, и, возможно, приручение диких туров и выведение с их помощью новых пород имело успех. Но все-таки это было только приручение, а если и создавались новые породы, то, главным образом, с помощью уже ранее одомашненного скота. А вот как были сделаны самые первые шаги в скотоводстве, как появилась у людей первая корова — мы не знаем, видимо, не узнаем никогда и можем только предполагать, только строить догадки с относительным процентом достоверности.

Возможно, тут была некоторая аналогия с приручением волка. Правда, волки были приручены гораздо раньше — первобытным человеком, туров же приручили люди, стоявшие уже на гораздо более высокой ступени цивилизации. Но несомненно, что туры попадали к людям в очень раннем возрасте. Кроме того, одомашнивание стало возможным потому, что они были стадными животными, нуждались в «вожаке», в стаде. И вожака и стадо заменил ему человек.

Однако при наличии принципиального сходства есть и существенное отличие: собаку человек приручил почти интуитивно, еще не представляя, какую это принесет ему пользу. Одомашнивать крупный рогатый скот человек стал сознательно, когда для этого уже появились социально-экономические предпосылки и тур стал ему нужен.

 

Священный Апис и божественная Изида

 

С появлением одомашненного рогатого скота появился и его культ.

Мы уже много говорили о культе животных и сейчас не будем повторяться, не будем говорить об его истоках и возникновении, о роли его в сознании людей. Скажем лишь, что долгое время среди западно-европейских ученых было распространено мнение: причиной одомашнивания животных служили религиозные, мистические мотивы. Первобытный человек, теряясь перед силами природы, поклонялся всему подряд, поклонялся и животным. А ухаживая за священными животными, он, в конце концов, приручил некоторых из них и одомашнил.

Сейчас эта теория опровергнута (хотя никто не отрицает мистического отношения первобытных людей к животным). Однако проблемы одомашнивания никак нельзя связывать с первоначальным культом. Мы уже видели, что собаке люди начали поклоняться после того, как она стала жить рядом с человеком, кошка тоже стала богиней, уже будучи домашним животным. В еще большей степени это относится к коровам.

Культ коров и быков был у многих народов. Но, пожалуй, одним из самых активных он был в Египте.

По утверждению египетских жрецов, душа одного из основных богов египтян — бога Озириса поселилась в быке, а душа его сестры — Изиды — в корове. И неудивительно поэтому, что бык занял первое место среди священных животных Египта. У священного быка было много имен: каждый город, поклонявшийся быку (в Египте у многих городов были свои, особо чтимые животные), давал ему свое имя. Но наиболее известны имена священных быков Мневиса и особенно — Аписа.

В Египте вообще быки пользовались большим уважением. Однако священными были далеко не все. Священными объявлялись лишь быки, отвечающие целому ряду требований (а их было около 30). Например, на правой стороне у него должно было быть пятно, похожее по форме на луну, а под языком — узел, который египтяне называли «жуком». Шерсть у быка должна была быть черной и жесткой, на лбу — квадратный пучок белой шерсти, на спине — пятно, напоминающее по форме орла, конец хвоста должен раздваиваться. Не легко было найти такого быка! Но жрецы умели выходить из положения, и когда оказывался нужным бык со священными признаками, его находили довольно быстро. То ли жрецы «подделывали» обыкновенного быка, то ли заранее припрятывали «священного», но почитатели Аписа не долго дожидались нового божества.

Найденного священного быка с почестями препровождали в храм, где он становился предметом поклонения. Двадцать пять лет проводил бык в роскошном храме, украшенном золотом, серебром, драгоценными камнями, совершал прогулки по парку, устроенному специально для этого вокруг храма, питаясь только отборным зерном, купаясь в благовонных ваннах. Через двадцать пять лет быка умерщвляли — топили в бассейне, так как душа Озириса не могла больше находиться в старом теле.

Правда, в последнее время появились сообщения, что обнаружены захороненные священные быки, которые, как установлено специалистами, умерли в гораздо более почтенном возрасте, и это опровергает общепринятую точку зрения о двадцатипятилетием «царствовании» священных быков.

Утопив быка, жрецы в знак траура брили себе головы, облачались в траурные одежды и отправлялись на поиски нового «вместилища души бога». Но мертвого не выбрасывали — в нем же двадцать пять лет жила душа Озириса! А когда Озирис слился с другим очень важным богом Египта — Пта, — слава и величие Аписа еще больше возросли. Но куда девались трупы утопленных быков, долгое время было неизвестно ученым.

Неизвестно, пока в 1851 году французский археолог Огюст Мариет не занялся раскопками на левом берегу Нила, вблизи Каира. Мариет начал раскопки в долине Саккара не случайно — он предполагал, что его ждут интересные находки. Но то, что он нашел, превзошло все ожидания. Сначала из-под земли возникла целая аллея сфинксов. Затем был найден полуразрушенный храм, у подножия которого оказался вход в подземелье. Подземелье представляло собой огромный, длиной в 350 метров, коридор, по сторонам которого, в особых нишах, находились колоссальные — длиной в четыре, шириной в два, высотой в три метра — саркофаги из красного и черного полированного гранита. (Потом выяснилось, что вес такого саркофага был не менее шестидесяти пяти тонн.) А в саркофагах лежали мумии священных быков. В течение полутора тысяч лет хоронили здесь священных Аписов, живших в храме города Мемфиса.

Однако, как ни многочисленны и как ни почитаемы были боги у египтян, у индусов их было не меньше. И почитали их тоже не меньше.

Индусы верили в переселение душ. Они считали, что человеческое тело — это только оболочка, в которой находится бессмертная душа. После смерти человека (оболочки) душа покидает ненужное уже помещение и переселяется в животных. И вот бегает, например, по улице собака. Собака как собака. А может быть, в ней поселилась чья-нибудь душа? А чья — как узнать? Или другой пример: умер всеми уважаемый человек. Его душа куда-то переселилась. А куда? Вокруг полно животных, и в одном из них поселилась душа уважаемого человека. Ударишь, допустим, козла или убьешь какую-нибудь птицу, а оказывается, ударил или убил носителя души того, к кому и мысленно не смел притронуться!

Трудно приходилось индусам: ведь даже сам Брама, создатель Вселенной, не раз перевоплощался в животных, был и вороном и воробьем. А главный индусский бог Вишну перевоплощался то в рыбу, то в черепаху, то в кабана или свинью. Попробуй-ка, тронь их!

Грозный бог Шива, по представлению индусов, часто ездил на белоснежном быке. Древнеиндийская миниатюра.

Но даже если это животное не бог и если в этой свинье или черепахе еще не успела поселиться чья-нибудь душа (а как это узнать?!), то все равно животное опасно трогать: ведь боги многими из них пользуются для верховой езды.

Если же некоторыми и не пользуются для верховой езды — у них все равно имеются немалые заслуги. Например, благодаря обезьянам бог Вишну одержал победу над страшным и злым великаном. Вишну заключил союз с обезьяньим царем, и тот прислал на помощь богу многочисленные отряды обезьян и медведей.

У тех, у кого нет подобных заслуг, имеются другие. Например, слоны (их семь) держат на своих спинах Землю. Сами же они в свою очередь стоят на спине черепахи.

Если же, наконец, зверь не бог, не вместилище чьей-то души, если он не участвует в сражениях и не поддерживает Землю, то является символом. Например, лев — символ силы, собака — бдительности, петух и павлин, кроме бдительности, олицетворяли еще и гордость, белый бык — справедливость и добродетель и т. д. Были и злые символы — тигр, ворон, змея. Символы опять-таки нельзя трогать!

Короче говоря, список священных, пользующихся уважением или неприкосновенностью животных был почти безграничен. И по-настоящему верующий не мог ни убить, ни ударить животное, он должен был питаться только растительной пищей, должен сворачивать с дороги, чтобы не раздавить червяка. Ни блоху, ни комара, ни муху не мог убить истинно верующий! Еще совсем недавно в Индии можно было увидеть людей с марлевыми повязками на лицах — чтоб случайно не проглотить мошку!

Да, трудно было быть истинно верующим. Поэтому уже в далекой древности научились люди обходить священные законы, и действительно неприкосновенных животных оставалось не так уж много. Среди них первые места занимают корова, белый слон и обезьяны.

Корова — символ доброты и верная подруга главного бога Вишну — пользовалась исключительным почетом. Самое богатое воображение не могло придумать больше того, что придумали индийские священнослужители — брамины. Почести, воздававшиеся быкам и коровам в Египте, ничто по сравнению с почестями корове в Индии.

Огромные статуи лежащих священных быков возводились в Древней Индии прямо под открытым небом.

Индия — страна, когда-то населенная дравидами, была одной из самых развитых. Уже в начале третьего тысячелетия до нашей эры дравиды вели обширную торговлю, занимались земледелием, имели ирригационные системы, у них были прекрасно развиты ремесла.

В середине второго тысячелетия до нашей эры в Индию вторглись арии, вторглись со своими огромными стадами, которым эти скотоводы-кочевники уделяли главное внимание. С приходом ариев крупный рабочий скот прочно вошел в быт Индии. Скота становилось все больше и больше. Вождь племени назывался «гопати», что значит — «обладатель коров», слово «война» — «гавишти» — переводилось как «стремление приобрести коров». То есть войны объявлялись для того, чтобы захватить побольше скота.

Чтобы создать пастбища, стали даже выкорчевывать целые участки джунглей. Вместе с тем все больше укреплялся в стране культ животных.

Даже дождь, считали индусы, не что иное, как молоко небесных коров, которых с громом доит властелин неба бог Индра. А оканчивается гроза часто радугой — «гопати тахоной», что в переводе значит «супругом коровы».

Самым тяжким преступлением в Индии считалось убийство брамина. Умышленное, преднамеренное убийство коровы приравнивалось к убийству брамина! И конечно, каралось смертью. Если же убийство коровы совершалось случайно, то преступник мог искупить свою вину следующим образом: обрив голову, он в течение месяца должен был жить среди коров, питаясь лишь зернами ячменя и укрываясь шкурой убитой им коровы. В течение следующих двух месяцев он мог есть по вечерам раз в два дня небольшое количество других зерен без соли. Он должен был следовать каждый день за коровами и дышать пылью из-под копыт и т. д. и т. п.

Ритон — священный сосуд из кносского дворца на Крите. Сделан в виде головы быка.

«Кроме того, — предписывает священное законодательство, — преступник по окончании покаяния должен представить десять коров и одного быка, или если у него нет на это средств, то он должен отдать все свое состояние браминам».

Правда, там, где господствует буддийская религия, корову не считают священной — она священна лишь там, где браминская религия. И там часто культ коровы принимал самые уродливые формы. Истинное назначение коров забывалось, животные становились фетишем. Они уже не только переставали служить человеку — они превращались в обузу. Особенно ярко проявился культ животных, и в частности коров, в Индии. Не изжит он там и до сих пор.

Как считают специалисты, Индия, занимающая одно из первых мест в мире по количеству коров (в стране их насчитывается в настоящее время примерно 200 миллионов голов), могла бы выручать от экспортирования говядины огромные суммы. Однако в стране действует закон, запрещающий убивать коров. И 99 % этих животных умирает от старости. Естественно, что их мясо непригодно в пищу, молока такие коровы тоже не дают. (Лишь 10 % коров, имеющихся в Индии, дают молоко.)

Правда, положение постепенно меняется, и, хоть кровавые «коровьи бунты», которые не раз «в защиту коров» поднимали религиозные фанатики, не такое уж далекое прошлое, передовые люди Индии ведут упорную борьбу за обновление поголовья скота, за отмену закона о неприкосновенности коров. Ведь это не просто частный вопрос сельского хозяйства — это вопрос здоровья и жизни сотен тысяч людей!

Культ быка был широко распространен и у древних иранцев. В священной книге зороастрийцев Авесте говорится, что священный бык был покровителем скота и воды (самое главное в жизни людей того времени в тех местах). Но бык был не только покровителем — он был и создателем. Правда, как повествует легенда, сначала создали его самого. Создал быка и человека верховное божество зороастрийцев Ахурамазда. А уж потом бык и человек стали создавать остальной мир. Создавали три тысячи лет — им все время мешали злые силы и в конце концов погубили быка. Но из погибшего быка, точнее, из его тела вырастают 55 видов зерна и 1 2 лечебных растений, корова и бык. А от них, в свою очередь, пошли все полезные животные — 272 вида, как утверждает Авеста.

Египтяне оставили нам своеобразную энциклопедию своей жизни в виде многочисленных изображений на гробницах и стенах храмов. Арии, покорившие дравидов и в конечном счете смешавшиеся с ними, оставили потомкам Веды — священную книгу — не менее подробную и полную энциклопедию, позволяющую судить о развитии народов, об их верованиях, нравах, обычаях, культуре, хозяйстве.

Шеду — фантастический крылатый бык. Древняя Ассирия.

Такой же своеобразной энциклопедией, рассказывающей о культуре, хозяйстве и быте народа, населявшего один из крупнейших островов Средиземного моря — Крит, является лабиринт «царя Миноса» — развалины дворца в городе Кноссе.

Фрески и рисунки, многочисленные печати и предметы быта, на которых изображены животные, дают нам достаточно полное представление не только о самих животных, но и об отношении к ним людей, о той роли, которую играли животные на Крите. Мы знаем теперь, что там существовал бой быков — «тавромахия», что быки там участвовали в цирковых представлениях. Имеются изображения акробатов, исполняющих опасные трюки между рогами быков. И это, кстати, было не просто развлекательное зрелище — эти игры с быком были связаны с культом плодородия. Наконец, мы знаем и о том, какое хозяйственное значение имели коровы и быки на Крите.

На Крите родился и миф о чудовищном полубыке-получеловеке Минотавре, которого победил Тезей.

На континенте — в соседней Греции — бык был посвящен Зевсу (Зевс даже иногда принимал облик быка, как, например, в мифе о похищении Европы), а корова — богине Луны — Селене и «волоокой» Гере.

У древних греков (кстати, как и у некоторых других народов) изогнутые рога коровы символизировали молодой народившийся месяц.

Литературные памятники, монеты, предметы быта, скульптуры и фрески рассказывают о скотоводстве в Греции и Риме и подтверждают роль, которую играли животные в жизни и сознании людей.

Корова была древнейшим символом богини Иштар в Вавилоне. А имя ассиро-вавилонского божества Мардук истолковывается как «телец солнца».

Не случайно каменные изображения крылатых быков украшали храмы в Ассирии и Персии — там тоже был культ быков и коров.

Поклонялись быкам и коровам и в Европе: германцы считали белых коров священными, а скандинавы были уверены, что мир и людей сотворила гигантская корова Аудумбла.

Почитались коровы и у других народов, можно рассказать и о разных обрядах, связанных с этими животными, о жертвоприношениях священных коров и еще о многом. Но и сказанного достаточно, чтобы понять, какое место коровы и быки занимали в сознании людей.

И ведь не зря!