Общение животных: О чём РАЗГОВАРИВАЮТ Животные?

 

Еще несколько поколений назад даже самые выдающиеся мыслители относились к животным как к существам скучным и неинтересным — особенно по сравнению с людьми. Марк Твен, например, считал человека «единственным животным, способным краснеть или имеющим потребность делать это».

Д. Г. Лоуренс назвал людей «единственными живыми существами, которых следует бояться», а Г. К. Честертон писал, что «ни одно животное никогда не изобретало такого зла, как пьянство, или такого блага, как выпивка».

Но Честертону наверняка потребовался бы хороший глоток виски, узнай он о том, насколько ошибался и он сам, и два других его знаменитых современника. Создателю отца Брауна явно не доводилось сталкиваться с пьяными в стельку скандинавскими лосями, объевшимися перезрелыми яблоками, или созерцать десятки лежащих на земле трупов птиц, наклевавшихся галлюциногенных ягод и всей стаей разбившихся о стеклянный небоскреб. А мистеру Твену, разумеется, никогда не приходилось видеть, каким алым цветом вспыхивает длинная шея самца страуса, ухаживающего за самкой.

 

 

Автора скандальной «Леди Чаттерлей» сэра Лоуренса, очевидно, никогда не жалила ядовитая австралийская медуза, называемая в просторечии «морской осой». Случись такое, писателю пришлось бы неделю мучиться жуткой головной болью, рвотой и глубочайшей депрессией, способной превратить любого человека… скажем, в дрожащую массу желе. После подобного испытания страх перед дикими животными наверняка сохранился бы у Лоуренса до конца жизни.

Зоологическое невежество всех трех писателей оправдывает одно обстоятельство: они жили в эпоху, когда еще не было электронных микроскопов, фильмов о жизни дикой природы, телеканалов вроде National Geographic, а также компьютеров, способных расшифровывать ДНК кошек и собак.

В наши дни невозможно смотреть на мир животных, не испытывая восторга и изумления.

Едва ли не каждый день в научных журналах, популярных газетах или сообщениях телерепортеров проскальзывает информация о новых поразительных открытиях зоологов. Разнообразие, непредсказуемость и необычность этих фактов поистине фантастичны. Коровы, увеличивающие надои под музыку Бетховена; мыши-самцы, исполняющие серенады для своих возлюбленных; дельфины, объединяющиеся в гангстерские банды; слоны, имитирующие звуки громыхающих по дорогам грузовиков… Да, с животными не соскучишься!

Книга, которую вы держите в руках, представляет собой подборку некоторых любопытных, необычных, а порой и невероятных фактов из жизни животных. Ее предназначение — не столько информировать вас, дорогой читатель, о последних зоологических открытиях, сколько развлечь и помочь скрасить досуг. Вот почему, снабдив книгу подробнейшим списком ссылок на первоисточники и стараясь как можно точнее излагать почерпнутые там факты, не греша против научной истины, я одновременно попытался представить их в более забавном и занимательном виде. Справился ли я с этой задачей — судить вам.

Педантично и скрупулезно передавать научные сведения о животных — значит, начисто отбить к ним интерес у юного поколения людей. А мне делать этого очень не хотелось.

Огастес Браун,

Лондон, Пасхальное воскресенье 2006 года

Часть I
Общение у животных
О том, какими фантастическими способами животные могут обмениваться информацией

Главное достоинство животных — их неразговорчивость.

Торнтон Уайлдер,

пьеса «На волосок от гибели»

Если вдуматься, способность людей передавать друг другу информацию с помощью слов — настоящее чудо. Но разговоры играют огромную роль и в жизни животных. Они болтают о пище, сексе и детенышах, делятся охотничьими секретами или сплетничают о проползающих или пролетающих мимо чужаках. Для общения животные выбирают самые разнообразные — нередко крайне причудливые — способы. Одни живые существа сообщают друг другу новости жужжанием, барабанной дробью, пением и танцами. Другие используют для этого цветовые коды, запахи и прикосновения. Для обмена информацией животные не пренебрегают никакими средствами — даже кишечными газами.

На языке тела
О том, какие причудливые формы общения существуют в мире живых существ

Для общения с себе подобными представители фауны находят порой поразительные способы. Вот несколько удивительных примеров.

Сельди разговаривают друг с другом с помощью… кишечных «выхлопов»: они издают серию высокочастотных звуков, с силой выбрасывая струйки газа из анального отверстия, при этом образуются цепочки крошечных пузырьков, которые могут видеть другие члены стаи. К такому способу общения сельди прибегают главным образом в темноте, когда, сбившись плотной группой, плавают недалеко друг от друга. В этих условиях рыбы способны воспринимать издаваемые сородичами звуки и с их помощью сообщать друг другу о своем местонахождении. Ученые даже присвоили языку сельдей особое название — «быстро повторяющееся тиканье».

Змеи, чтобы отпугнуть врага, издают совершенно неприличные звуки. Зоологи, изучавшие два вида змей, обитающих на юго-западе США, — аризонского аспида и свиноносую змею, — собственными ушами слышали грохот, вылетающий из их анального отверстия. Дальнейшие исследования показали, что эти хлопки возникают в результате выброса кишечных газов.

Раки предупреждают друг друга об опасности весьма простым и эффективным способом: заметив хищника, они попросту опорожняют мочевой пузырь.

Омары немного усовершенствовали этот «жидкий» язык: они выбрасывают мочу тонкими струйками через крошечные отверстия около глаз и общаются со своими сородичами, орошая их головы мочой. В моче содержатся химические вещества, с помощью которых омары передают друг другу информацию о своих намерениях (например, завязать роман или затеять драку).

Важные сведения передают друг другу с помощью мочи и бурундуки. Эти зверьки метят мочой места, изобилующие кормом, и уголки леса, где запасы корма уже исчерпались. Такие пахучие метки облегчают поиск корма другим бурундукам.

Пахучие метки играют важную роль и в жизни других грызунов — полевок. К сожалению, этот способ общения нередко стоит полевкам жизни. Дело в том, что их моча испускает ультрафиолет, а это излучение хорошо видят главные враги полевок — пустельга и другие хищные птицы. Перелетая от одной ультрафиолетовой метки к другой, пернатый хищник в конце концов обнаруживает оставившего их зверька.

По мнению многих ученых, слонам помогают общаться друг с другом вибрации почвы. Топчась на месте и сотрясая землю мощными ногами, шеститонный гигант способен послать через почву сообщение на расстояние 32 км — гораздо дальше, чем расстояние, на которое распространяется в воздухе звуковой сигнал. Слоны-адресаты воспринимают эти послания ногами. Однажды ученые наблюдали, как стадо слонов резко изменило маршрут своего путешествия и ринулось в противоположном направлении. Зоологи предположили, что животных предупредил об опасности топот ног гибнущих сородичей — дело в том, что в это же время на расстоянии нескольких километров браконьеры напали на другое стадо слонов.

Африканские слоны умеют к тому же отлично копировать звуки. Ученые, например, записали на пленку, как они мастерски имитируют грохот мчащихся по близлежащей автостраде грузовиков. Неясно одно: зачем животные это делают?

А вот кенгуру общаются с помощью хвоста.

Стоит одному из членов стада рыжих кенгуру заметить хищника, как он тут же принимается барабанить по земле тяжелым хвостом или задними ногами. Услышав этот сигнал, животные стремглав рассыпаются в разные стороны, предоставляя разбираться с врагом вождю стада.

Но кенгуру способны и издавать звуки. Так, рыжие кенгуру умеют щелкать, а самки их серых сородичей подзывают своих детенышей особым клохтаньем. Во время драки самец, понимая, что враг одерживает верх, начинает кашлять — таким образом он сообщает сопернику, что признает свое поражение.

Жаба золотистый арлекин (Atelopus zeteki) — редкая амфибия, обитающая в Коста-Рике и Панаме, — общается с сородичами с помощью особых жестов. Чтобы уведомить их о том, куда лежит его путь-дорога, арлекин совершает круговые движения передними и задними конечностями. По мнению ученых, эти движения позволяют арлекинам посылать друг другу даже такие сложные сообщения, как «Сейчас я к тебе приползу!» или «Мне хочется чем-нибудь тебе помочь!».

Каракатицы уведомляют друг друга о своем присутствии с помощью «подмигиваний». Эти головоногие моллюски способны изменять интенсивность окраски двух темных пятен на спине, то делая их едва заметными, то превращая в два черных широко открытых «глаза».

Мастера вокала
О птицах, китах и прочих поющих созданиях

Однажды ученым пришла в голову мысль прослушать в замедленном воспроизведении записи песен двух видов крапивника. Каково же было их изумление, когда в птичьем свисте они узнали темы из шедевров классической музыки! Белогрудый лесной крапивник напевал знаменитую «тему судьбы» («Та-та-та-тааа…») из Пятой симфонии Бетховена, а каньонный длинноклювый крапивник почти дословно воспроизводил бунтарский каскад звуков из «Революционного этюда» Шопена! Никто на знает, черпали ли эти композиторы творческое вдохновение в птичьем пении, но достоверно известно, что Моцарт испытывал творческий подъем, слушая своего любимого ручного скворца. Когда скворец воспроизвел Моцарту один из фрагментов только что сочиненного фортепианного концерта № 21, заменив при этом диезы на бемоли, композитор признал, что в интерпретации скворца этот кусок звучит лучше, и включил его в окончательный вариант сочинения. Недаром ученые считают, что птицы используют во время пения точно такие же принципы преобразования звуков и ритмов, что и люди.

Известно, что птицы способны воспроизводить звучание многих музыкальных инструментов. Так, например, пение австралийской бриллиантовой амадины напоминает звучание гобоя, а белобрюхого зеленого голубя и тигрового астрильда — флейты. Голос лесного козодоя звучит как фагот, а новогвинейский венценосный голубь подзывает самок звуками, словно извлекая их из тубы.

К числу лучших имитаторов в мире пернатых принадлежат майны и австралийские лирохвосты. Оба эти вида способны мастерски копировать пение других птиц. Но, пожалуй, самыми выдающимися пернатыми подражателями являются пересмешники. По словам одного любителя птиц, более года наблюдавшего самца североамериканского певчего пересмешника, эта птица могла имитировать звуки 21 вида других пернатых — от криков чаек и ястребов-перепелятников до красивых рулад черных и певчих дроздов. Иногда певчие пересмешники включают в свой вокальный репертуар и вовсе причудливые звуки (например, скрип двери или кошачье мяуканье).

По мнению орнитологов, способность к подражательству помогает самцам певчего пересмешника завоевывать расположение самок. Вокальный талант самца — признак «мужской состоятельности», и чем обширнее его репертуар, тем выше вероятность того, что самка обратит на него внимание и выберет в качестве полового партнера. Не исключено, что решение самки при этом определяется простым соображением: если самец так хорошо разбирается в повадках других птиц, ему наверняка известно, где они добывают пропитание и припрятывают излишки корма.

Самым тонким музыкальным слухом, вероятно, обладают самцы обыкновенного соловья. Некоторые из них могут запоминать и воспроизводить сложные музыкальные фрагменты, содержащие десятки различных созвучий. Соловьи отличаются и уникальными вокальными способностями. Репертуар талантливых певцов со стажем состоит из сотен различных музыкальных фраз!

Самцы большинства птиц наиболее ретиво поют по утрам, демонстрируя тем самым свою мужскую удаль. Поскольку птицы кормятся днем, а ночью голодают, утром, казалось бы, они должны испытывать упадок сил. Распевая на утренней заре, самцы демонстрируют своим дамам, что энергия в них бьет ключом даже на пустой желудок.

Одни виды пернатых начинают утренние концерты раньше, чем другие. Пение черных и певчих дроздов, например, слышится в утреннем лесу иногда на полтора часа раньше, чем пение зябликов или синиц-лазоревок. Ученые подметили, что чем крупнее у птицы глаза, тем в более ранние часы она начинает петь по утрам. Это связано с тем, что своим пением самцы пернатых привлекают не только самок, но и сов и других хищников. А поскольку слух у поющего самца притуплен, заметить приближение врага он может только с помощью глаз. Чтобы петь в относительной безопасности, птицы с небольшими глазами должны дождаться, когда рассвет станет светлее.

Птицы передают свои песни из поколения в поколение. У тропических крапивников этот процесс происходит по половому принципу: самцы обучают пению сыновей, а самки — дочерей.

Самки певчих птиц обучаются пению быстрее самцов. Ученые показали, что на заучивание определенного набора музыкальных строф самки кардинала тратили примерно в три раза меньше времени, чем самцы.

Крики редкой южноамериканской птицы, граллярии Риджли, напоминают собачий лай. Орнитологи открыли этот вид только в 1997 году, в Южном Эквадоре. По их мнению, свирепым лаем птица отпугивает от границ своей территории незваных гостей.

Выиграв сражение за новые земли (и воздух), супружеские пары некоторых птиц принимаются дуэтом распевать триумфальные песни. Когда самцу и самке эфиопского певчего сорокопута удается прогнать со своего гнездового участка врага, они громко, в два голоса, оповещают соседей о своей победе. По мнению зоологов, этой песней птицы предупреждают соседей, что, хотя вражеская атака и отражена, всегда существует опасность нового вторжения.

Во время дождя совы «ухают» реже: высокая влажность ухудшает распространение звуковых волн в воздушной среде. В сухую погоду крики сов разносятся по лесу в десятки раз дальше, чем в сырую.

Пение гагары радостным никак не назовешь: оно напоминает череду протяжных тоскливых стонов и воплей. Одна из песен самца, напоминающая по тембру йодль, напевы альпийских пастухов, служит предостерегающим сигналом другим пернатым. По мнению орнитологов, в переводе на человеческий язык она означает: «Приблизься еще на шаг — и останешься без перьев!» Меняя место жительства, гагары полностью меняют свой вокальный репертуар — так не поступают другие птицы. Возможно, они делают это, не желая быть узнанными местными сородичами, с которыми им приходилось сталкиваться прежде.

Самка индийской яканы живет в окружении гарема самцов. Пытаясь привлечь внимание супруги, они норовят перекричать друг друга пронзительными воплями и поднимают при этом дикий гвалт.

Вокальные способности пернатых сильно зависят от пищевого рациона, а значит, и формы клювов: толстые, тяжелые, предназначенные для раздавливания твердой кожуры семян, рождают более низкие и менее сложные звуки, чем тонкие и изящные, принадлежащие насекомоядным пернатым. Птицы с массивными клювами попросту не способны чередовать звуки с такой же высокой скоростью, с какой это делают их тонкоклювые коллеги.

Североамериканская черношапочная гаичка (из рода синиц), почувствовав опасность, угрожающую ее сородичам, посылает им предупреждающий сигнал, причем издаваемые ею звуки зависят от степени и характера этой опасности. Так, заметив летящего ястреба, сову или какого-нибудь другого пернатого хищника, гаичка выводит тихие высокие «сиит-сиит», советуя членам стаи поскорее скрыться в гуще растительности. Громким криком «чик-а-дии» гаичка предупреждает своих товарищей о близком присутствии отдыхающего хищника (например, сидящей на ветке совы). Услышав этот крик, птички сбиваются плотной группой и начинают досаждать врагу до тех пор, пока он не улетает восвояси. К синицам при этом нередко присоединяются поползни и мелкие дятлы, которые тоже прекрасно знают этот тревожный сигнал. Но самый тревожный крик гаичка приберегает на случай появления наиболее опасных своих врагов — мелких хищников (например, сычей). Этот крик тоже звучит как громкое «чик-а-дии», но последний слог повторяется птичкой несколько раз. Услышав его, стайка стремглав разлетается в разные стороны.

Самый низкий голос в мире пернатых имеет казуар — вторая по величине птица на Земле после страуса. Казуар способен издавать инфразвуки, которыми из всех наземных животных пользуются еще только слоны. Частота этих звуков составляет всего 23 Гц — чуть выше нижнего предела частотной чувствительности слуха человека.

В период размножения самцы горбатого кита, или горбача, иногда беспрерывно поют на протяжении суток. Диапазон их голоса составляет не менее семи октав, а интервалы между нотами (т. е. соотношение по высоте двух последовательно или одновременно издаваемых звуков) соответствуют интервалам в нашем музыкальном звукоряде. Оказывается, композиторы-киты используют те же самые мелодические фигуры и ритмы, что и композиторы-человеки! Причем, как обнаружили ученые, для привлечения самок киты постоянно сочиняют новые песни, явно отдавая предпочтение лирическим ритмичным мелодиям. Громкость низкочастотных звуков, издаваемых синим китом (до 190 децибел), сильнее рева реактивного двигателя, а распространяются они на 800 км. Сельдяные киты, или финвалы, умеют издавать еще более громкие звуки: с их помощью эти животные могут общаться друг с другом на расстоянии до 3000 км!

Причудливый позыв малого полосатика напоминает звук «выстрела» лазерной пушки: «ба-ба-буиииннн…». Зоологи в шутку называют эти крики «лазерными залпами». По мнению ученых, киты используют эти «залпы» для того, чтобы отпугивать и держать сородичей на расстоянии.

Косатки («киты-убийцы»), обитающие в разных морях планеты, общаются друг с другом на разных диалектах.

Судьбы песен китов и эстрадных музыкальных хитов во многом схожи: сначала они быстро становятся популярными, а потом столь же быстро выходят из моды. Когда киты, обитавшие у тихоокеанского (восточного) побережья Австралии, встретились в море с заблудившейся стаей сородичей, осевших у западного побережья континента, они быстро освоили весь их песенный репертуар. Через год они полностью забыли собственные песни и распевали исключительно «западные» шлягеры.

И по сей день для ученых остается загадкой необычное пение одной группы китов, которое они впервые услышали в 1992 году. Оно, непохожее на песни всех известных видов китов, состоит из звуков с частотой примерно 52 Гц (частота звуков, издаваемых всеми другими китами, лежит в диапазоне 15–20 Гц). Необычны и маршруты миграций этих животных. По мнению некоторых ученых, речь может идти о каком-то еще неизвестном науке виде млекопитающих.

Рыбы тоже умеют петь. Чтобы привлечь самок, самцы рыб-мичманов издают по ночам глухой рокот. Песни этих рыб настолько характерны, что жители Калифорнии прозвали их «поющими рыбами». Правда, молодые самцы петь не могут, они способны лишь слегка похрюкивать.

А вот дельфины свистят. В репертуаре каждого дельфина есть особый свист, по которому его узнают сородичи. Эти млекопитающие — отличные подражатели, они легко имитируют свисты собратьев, что помогает находить общий язык со встреченными в море незнакомыми дельфинами.

Сравнение «тихая как мышка» грешит против истины: помимо писка мыши издают и множество других звуков. Ученые обнаружили, что, почуяв запах половых феромонов самки, самцы мыши испускают ультразвуки. Когда их воспроизвели в замедленном темпе, раздалось мелодичное пение. Похоже, самцы распевают для своих невест настоящие ультразвуковые серенады!

Крысы перекликаются между собой, чуть слышно посвистывая. Они могут издавать ультразвуковой свист благодаря особому строению нижней части гортани. Звуки эти обладают строго определенной частотой: их хорошо воспринимают другие крысы, зато животные, на которых крысы собираются напасть, их не слышат.

Не все знают, что некоторые лягушки не уступают по вокальным данным певчим птицам. Потрясающим звуковым репертуаром обладают самцы одного из видов китайских лягушек: они способны воспроизводить рев обезьян, птичье щебетанье и даже издавать низкочастотные звуки, напоминающие пение китов. Вокальные таланты этих амфибий отчасти связаны с тем, что их самцы имеют по две пары голосовых мешков, а не по одной, как самцы других лягушек.

Поскольку самки лягушек и кузнечиков выбирают партнеров по принципу «первого встречного», самцы этих животных поют одновременно. При этом они изо всех сил норовят перекричать друг друга, чтобы подманить самку силой своего голоса. Группа поющих лягушек или кузнечиков может поднять оглушительный гвалт.

Рев североамериканской лягушки-быка слышен за несколько километров. Громкостью своего голоса эта амфибия обязана в основном огромным барабанным перепонкам, которые она использует как звукоусилители.

Животным с более скромными музыкальными талантами приходится использовать искусственные усилители звуков. Так, самцы медведок (насекомых, родственных кузнечикам и сверчкам) стрекочут самкам из глубины пещерок, специально вырытых для этого в земле. Вход в пещерку напоминает по форме рог и отлично усиливает выводимые самцом трели (особенно в сырую погоду). Отдельные виды кузнечиков используют в качестве звукоусилителей листья растений.

Некоторые лягушки умеют не только петь, но и играть, например на деревянных духовых инструментах. Одному из видов лягушек, населяющих дождевые леса острова Борнео, такими музыкальными инструментами служат деревья. Подзывая самку, самец сидит в наполовину залитом водой дупле. Сначала «исполнитель» настраивает голос, варьируя частоту издаваемых им звуков до тех пор, пока они не начинают резонировать с дуплом и звучать гораздо громче. Нечто подобное происходит с человеком, стоящим под душем и напевающим себе под нос какую-нибудь мелодию: когда частота звуков попадает в резонанс с влажным помещением, их громкость вдруг резко усиливается. По мнению ученых, самец лягушки прибегает к помощи дерева для того, чтобы придать своему голосу большую «сексапильность».

А вот длиннохвостые морские раки лангусты — неплохие скрипачи. Почуяв неладное, они начинают водить длинным выростом у основания антенн по расположенному под их глазами ребристому выступу. Эти движения сильно напоминают скольжение смычка по струнам скрипки. Возникающим громким звуком лангуст не только предупреждает сородичей об опасности, но и отпугивает врагов: услышав эту «музыку», рыбы в страхе нередко бросают пойманную добычу, которая достается хитрому раку.

Сурки подают друг другу тревожные сигналы с помощью громкого свиста, разносящегося на 1–1,5 км. Все окрестные сурки, услышавшие такой сигнал, тут же прячутся в своих подземных норах.

Новогвинейская поющая собака — близкая родственница австралийского динго. Но в отличие от других собак поющий динго умеет не только лаять, выть и скулить, но и издавать более красивые звуки, напоминающие птичий щебет и пение китов.

Музыка насекомых
О том, как насекомые и некоторые другие животные общаются с помощью стуков, щелчков и прочих необычных звуков

В жизни насекомых звуки играют огромную роль. Быстро взмахивая крыльями, многие из них довольно громко жужжат. Например, домовая муха, махая крыльями с частотой 345 Гц в секунду, воспроизводит звучание ноты «фа» первой октавы. Пчелиная матка издает более разнообразные звуки — она умеет еще и крякать; кряканьем пчела оповещает свое семейство о появлении в гнезде молодых самок, претенденток на ее место. С помощью «жужжащей» азбуки Морзе лишенные жала пчелы-мелипоны рассказывают сородичам, как добраться до богатого источника корма.

Многие животные посылают сородичам информацию с помощью механических вибраций — именно так лягушки, хамелеоны и термиты сообщают друг другу хорошие и плохие новости. А один из видов населяющих Коста-Рико клопов-щитников даже научился преобразовывать механические вибрации в звуковые. Когда многочисленная группа самцов принимается сотрясать ветку дерева, трепещущая листва заводит мелодию, очень похожую на голос тубы.

Муравьи предпочитают иные музыкальные формы. Те из них, что живут в пустотах деревьев или гнездах из высохшей бумажной пульпы, используют для общения барабанные ритмы. Представители одного из видов с силой стучат по стенкам гнезда челюстями и задним концом тела в строго определенном ритме — сериями из семи ударов, разделенных интервалами в 50 миллисекунд.

Домашние пчелы передают друг другу важные послания с помощью особых танцевальных па. Чтобы сообщить коллегам, в каком направлении и на каком расстоянии от улья находится источник пищи (нектара и пыльцы), они описывают «восьмерки», сильно виляя при этом брюшком. Когда насекомым нужно сообщить, что улей до отказа заполнен пыльцой и нектаром и лететь за кормом пока не нужно, они исполняют совершенно иной танец — быстро-быстро трепещут туловищем. Радостной вестью о найденном источнике корма пчела может поделиться с сородичами и иным способом — увеличив температуру своего тела.

Слепыши живут под землей и лишены зрения и слуха. Эти грызуны общаются между собой, барабаня головой по потолку своих подземных туннелей — передаваемая информация закодирована и возникающих вибрациях почвы. Ученые предполагают, что с помощью барабанного боя слепыши также измеряют длину своих подземных ходов.

В жаркую погоду пчелы жужжат тише, чем в прохладную: чтобы понизить температуру тела и избежать перегревания, насекомым приходится махать крыльями гораздо медленнее, чем в стужу.

В старину суеверные люди очень боялись таинственных постукиваний, издаваемых грызущими древесину жуками-точильщиками. Эти звуки называли «часами смерти» и считали плохим предзнаменованием. На самом деле в них нет ничего страшного — они просто помогают самцам и самкам отыскивать друг друга в толще древесины.

Некоторым бабочкам для общения служат щелкающие звуки. При встрече с представителями других видов бабочек геликония цидно, обитающая в Южной Америке, издает угрожающую серию щелчков. С помощью таких же звуков эти бабочки общаются и друг с другом.

Сплетни, толки, пересуды
О чем разговаривают животные

Луговые собачки обожают посудачить о незваных гостях. У этих грызунов прекрасно развита система звукового общения: для обозначения каждого из своих врагов они пользуются особыми «словами».

Ученые из Университета Северной Аризоны расшифровали переговоры луговых собачек, преобразовав их в последовательность отдельных сигнальных звуков. Оказалось, что одиночный пронзительный крик означал «В небе ястреб!», серия звуков, повторяемых всей группой животных, — «Внимание, койот!», а смесь протяжных криков и лая — «Человек на горизонте!».

Поразительно, что луговая собачка, повествуя сородичам о происходящих событиях, может иногда очень возбуждаться и входить в настоящий раж: встав на задние лапы, она подпрыгивает на месте, иногда валится с ног и падает на спину.

Но самое удивительное открытие состояло в том, что у луговых собачек имеются особые названия и для животных, не представляющих для них никакой угрозы (например, коров). Когда ученые протащили по пустыне мимо колонии зверьков причудливую деревянную конструкцию, они тут же изобрели для ее обозначения новый сигнал. По мнению зоологов, с помощью звуков эти в высшей степени общественные животные не только предупреждают друг друга об опасности, но и просто «болтают» о происходящих в мире событиях.

Любят поболтать и шимпанзе, причем особенно о еде. Как показали работники эдинбургского зоопарка, шимпанзе, обсуждая пищевые продукты, используют различные высоко- и низкочастотные хрюкающие звуки. Так, например, некоторые высокочастотные звуки ассоциируются у шимпанзе с обожаемым ими хлебом, а низкочастотное ворчание — с не особо любимыми яблоками.

Самки павианов часто беседуют о сексе. И чем лучше он был, тем больше шума они поднимают. После «акта любви» самки издают серии громких хрюканий, напоминающих пулеметные очереди. Некоторые биологи считают, что характер этих звуков напрямую связан с социальным положением партнера по половому акту — чем выше его иерархический ранг в группе, тем громче поднимаемый самкой шум. Таким способом, по мнению ученых, самка повышает шансы своих яйцеклеток на оплодотворение «высококачественными» сперматозоидами: громкими криками она отпугивает от себя других самцов, а возможно, и побуждает своего недавнего супруга преисполниться гордости и защитить ее от домогательств соперников.

Некоторые виды муравьев способны издавать высокочастотные скрипящие звуки путем так называемой стридуляции — трения одного членика брюшка о другой. Ученые обнаружили, что насекомые используют эти сигналы для достижения самых разнообразных целей. Так, муравьям-листорезам скрипящие звуки служат сигналом тревоги, которым они созывают сородичей на помощь при обрушении гнезда. Самки (царицы) с помощью стридуляций оповещают самцов о необходимости прекратить спаривание, когда семяприемник уже наполнен до отказа.

Собаки тоже умеют выражать свои чувства и мысли — характер их лая сильно варьируется в зависимости от ситуации. Если собака чувствует опасность или испытывает физическую боль, она обычно издает громкий низкочастотный или хриплый лай. Чем серьезнее угрожающая псу опасность, тем короче интервалы между отдельными звуками. Когда на душе у собаки спокойно (например, во время игры или общения с хозяевами), ее лай звучит более музыкально и в более высоком частотном диапазоне.

Ламы слывут молчаливыми животными, но и они, общаясь друг с другом, издают самые разнообразные звуки. Главное средство голосового общения лам — тихое мурлыканье, похожее на жужжание шмеля. Оно очень сильно зависит от настроения животного. Если, например, ламы страдают от жары, устали или испытывают какие-либо иные неудобства, они издают мягкое протяжное жужжание, слегка напоминающее стон. Ламы, снедаемые любопытством, издают короткое и более высокое жужжание, а охваченные тревогой и беспокойством — более продолжительные и еще более тонкие звуки. Самки успокаивают своих малышей мягким урчанием приятного тембра. При сильной опасности ламы испускают резкий крик. Некоторые знатоки описывают его как нечто среднее между криком индюка и шумом заводимого автомобильного двигателя. В пору любви язык общения резко меняется. В романтический период ухаживания животные нередко издают щелкающие звуки — вроде тех, что возникают, когда человек щелкает языком. Самцы при этом иногда еще и храпят (похожие звуки издает человек, прочищающий горло после пробуждения от глубокого сна). Храп сопровождает и спаривание животных, продолжающееся порой более часа.

Но ламы общаются не только с помощью звуков. Во время ссор животные нередко плюются друг в друга вонючей жидкостью, состоящей из слюны и перевариваемой в желудке пищи (ламы подобно коровам и верблюдам — жвачные животные). Правда, к «взаимному оплевыванию» ламы прибегают лишь в самых крайних случаях. По-видимому, вкус и запах, остающиеся у животных во рту после этой процедуры, настолько отвратительны, что им несколько минут приходится держать его открытым.

Зеленые мартышки оповещают сородичей о появлении змеи, орла или леопарда разными звуками, вызывающими и разную реакцию. Услышав сигналы о замеченной змее, мартышки просто перебираются на безопасное от нее расстояние. Узнав, что где-то недалеко летит орел, они вглядываются в небо, а затем дружно прыгают с деревьев на землю. Получив информацию, что рядом леопард, умные обезьянки устремляются в высокие кроны деревьев.

Тараканы переговариваются с помощью шипения. Представители одного из мадагаскарских видов этих насекомых издают шипение, с силой изгоняя воздух из полости тела через пару дыхательных отверстий на брюшке. Вокальный репертуар у самцов обширнее, чем у самок: тараканы-мужчины разговаривают, используя четыре типа шипящих звуков разной частоты и громкости. Какой-то из этих звуков они издают во время ухаживания за самками, а какой-то — при решении территориальных споров с другими самцами. Самки, как правило, шипят — так они выражают недовольство жизнью и возмущение.

В отличие от мартышек суслики не особенно доверяют предостерегающим сигналам сородичей. Биологи обнаружили, что суслики Ричардсона реагируют на тревожные крики своих собратьев очень по-разному: на предостережения тех, кто в прошлом уже поднимал ложную тревогу, они не обращают никакого внимания.

Голосовой репертуар панд включает самые разнообразные звуки — блеянье, писки, стоны, ворчание, лай и даже гудки.

Очень сложной системой голосовой коммуникации обладают кошки. В разных ситуациях они используют разные звуки и тонко передают с их помощью самые различные эмоции. Коротким мягким рокотанием зверьки обозначают просьбу или приветствие, а урчанием — подчинение. Ворчание и шипение связаны с враждебностью и соперничеством, а громкие пронзительные вопли — с агрессией или болью. Иногда шипение завершается отрывистым резким звуком, напоминающим плевок.

Во время охоты кошки нередко клацают зубами (еще чаще они издают эти звуки, когда им что-то мешает охотиться). Незнакомые запахи вызывают у них зевоту. И наконец, кошки умеют «скрипеть». Скрипящий писк они издают во время игр и в предвкушении еды. Самки «скрипят» и после спаривания.

Сила слова
О животных с самыми выразительными голосами

Дельфины умеют кричать по-ослиному. Не исключено, что с помощью этого рева афалины останавливают плывущих им навстречу жертв.

Королевские кобры способны ворчать.

Гусеницы бабочек-серпокрылок ревностно охраняют свое жизненное пространство от сородичей и при любом вторжении на их территорию подымают жуткий шум. Возмущенное насекомое принимается стучать головой и другими частями тела по листьям, скрежетать челюстями. Иногда между хозяином участка и незваным гостем завязывается настоящее «звуковое сражение». В мире насекомых издаваемые гусеницей грохот и скрежет имеют оглушительную громкость, и даже человек способен расслышать их — в полной тишине — на расстоянии до 5 м! По-видимому, этот шум — весьма эффективное средство отпугивания незваных пришельцев: с его помощью большинству гусениц удавалось отстоять свои территориальные претензии.

Некоторые животные обладают поистине поразительной мощью голоса. Например, во время спаривания из рта самца рыбы-жабы вырывается звук такой силы, что его даже слышат находящиеся над водой люди. Гепарды издают чирикающие звуки, напоминающие птичий щебет; они разносятся по саванне на расстояние 1,5–2 км. Но рекордсменами по силе голоса среди всех наземных животных, безусловно, являются ревуны: оглушительный рев этих обезьян можно слышать в радиусе 5 км.

Пение некоторых видов цикад разносится на 400 м.

Одни из самых впечатляющих звуков в мире животных — треск раков-щелкунов, или альфеусов. Эти маленькие, длиной примерно 4 см, животные производят с помощью своей крупной клешни невероятно оглушительный звук, напоминающий грохот разорвавшейся в воздухе петарды. Он обладает такой силой, что способен убить жертву альфеуса. Ученые выяснили, что его громкость усиливают пустоты внутри клешни, действующие наподобие резонаторов.

Тигры общаются между собой посредством сложной системы звуков. Они посылают сообщения, ворча, ревя и шипя; многие из этих звуков человеческое ухо не воспринимает. Самый эффективный компонент вокального репертуара тигров — оглушительный рев, которым они запугивают соперников, хищников и жертв. Ученые установили, что его частота не превышает 20 Гц, т. е. находится на границе между обычными (слышимыми человеком) звуками и инфразвуками. Поскольку инфразвуки могут проникать сквозь скалы и стены зданий, тигриный рев разносится на расстояние до 2 км. У слышащих его животных он вызывает безумный страх, способный повлечь за собой сбой в деятельности некоторых внутренних органов и даже паралич.

Одни из самых причудливых звуков в мире природы издает атлантический горбыль. Эта рыба с силой сокращает мышцы, окружающие ее плавательный пузырь, и от их соударения со стенкой пузыря возникает ритмичная череда звуков, напоминающая лягушачье кваканье. Плавательный пузырь при этом выполняет роль резонатора. Зачем горбылю нужно квакать, ученые не знают до сих пор.

Крики очковых, или капских, пингвинов, обитающих на побережье Южной Африки, не имеют ничего общего с голосом других пингвинов: они скорее напоминают рев осла. Отсюда английское название этих птиц — «ослиный пингвин».

Смех без правил
Что делают собаки и прочие четвероногие, когда у них радостно на душе

Смеяться умеют многие животные, только делают они это несколько иначе, чем люди. Резвящиеся крысы, например, от радости чирикают.

Собаки проявляют радость в виде особого пыхтения. Для человеческого уха эти звуки ничем не отличаются от учащенного дыхания, возникающего у пса после долгого бега, однако более тщательный акустический анализ записей показал, что звуки, издаваемые пыхтящим от радости псом, охватывают гораздо более широкий частотный спектр, чем обычное пыхтение. Так, по мнению ученых, собаки оповещают сородичей о своем веселом и игривом настроении.

Зато столь похожее на смех лошадиное флемование никакого отношения к смеху не имеет. Во время флемования жеребцы зебр, ослов и домашних лошадей выпячивают вперед и широко раздвигают губы и с силой втягивают ртом воздух, направляя его к находящемуся в верхнем нёбе так называемому якобсонову органу. Так самец определяет, готова ли самка к спариванию.

По одежке встречают, или Дресс-код
О том, как животные судят друг о друге по внешнему виду

Осы, подобно военным, определяют «чины» сородичей по особым «знакам отличия» — контрастным черным и желтым полосам на брюшке и ярким цветовым пятнам на голове. Характер этих отметин строго соответствует иерархическому положению насекомого в семье и способствует поддержанию дисциплины.

Способность менять окраску кожи служит хамелеонам не только для маскировки, но и для общения с себе подобными. Самец, заявляющий сопернику о своем превосходстве, приобретает более яркую окраску. Самка, желающая сообщить самцу, что секс с ним ее не интересует, темнеет или покрывается красноватыми пятнами: при этом чем темнее ее окраска, тем более решительно она настроена отвергнуть потенциального партнера.

У людей символ капитуляции — белый флаг, у лососей — черный. Когда один из двух затеявших драку молодых атлантических лососей чувствует поражение, на его брюхе проступают темные пятна.

Чтобы защититься от птиц, гусеницы некоторых бабочек кормятся ядовитыми растениями, накапливая в организме токсины. Бабочка, в которую превращается такая гусеница, оповещает врагов о своей ядовитости с помощью особых отметин на крыльях. Птицы этот язык прекрасно понимают и ни за что ее не тронут. Живущие в том же районе вполне безобидные бабочки нередко пускаются на хитрость и приобретают точно такую же окраску.

Осы вынуждены постоянно носить «пахучий мундир» из запахов родного дома. Вылетая из жилища, они обмазываются «семейным» воском: по его запаху сородичи смогут распознать «свояка». Если за время путешествия запах исчезнет, вернувшуюся домой осу сородичи убьют жалами или изгонят из гнезда.

Голубая лазоревка — широко распространенная в Европе крошечная синичка с желтой грудью и брюшком. Как недавно установили ученые, чем ярче и насыщенней желтизна этих участков оперения у самцов, тем более заботливо они относятся к птенцам. Именно таких самцов и предпочитают выбирать в качестве супругов самки лазоревок.

Обыкновенному чижу достаточно бросить на сородича один взгляд, чтобы решить, стоит ли пуститься в поиски корма в его компании. Как выяснили ученые, чем крупнее черное пятно на горле самца, тем выше его социальный ранг в стае. Вступать в союз с такими «матерыми» птицами другие чижи, как правило, не хотят — велик риск остаться голодным.

В колониях одного из видов семейства вьюрковых ткачиков верховодят «красные шапочки». В природе встречаются три цветовые формы амадины Гульда — черноголовая, красноголовая и оранжевоголовая. Самые агрессивные из них — красноголовые самцы; они-то и стоят на самом верху иерархической пирамиды колонии. Неудивительно, что оранжево- и черноголовые самцы стараются не вступать с ними в конфликты.

По размерам седалищных мозолей —участков голой ороговевшей кожи на задней части туловища — можно судить о том, хорошей ли мамашей окажется самка павиана. Крупные, сильно вздутые и яркоокрашенные мозоли характерны для самок, находящихся в отменной физической форме и способных идеально справиться с материнскими обязанностями.

Некоторые животные поднимают тревогу с помощью химических веществ. Если гольяна, рыбу из семейства карповых, кусает хищник, в воду из раны высвобождается особое вещество, в течение нескольких часов предупреждающее сородичей о близком присутствии врага. По запаху этого вещества об опасности узнают не только гольяны, но и другие рыбы и водные существа. Сходным образом химическую тревогу поднимают и некоторые другие животные — улитки, дождевые черви и морские ежи.

В качестве одного из средств химической коммуникации слонам служит секрет особых желез, расположенных за ушами.

Молодые самцы слонов пахнут — по крайней мере часть года — медом. У взрослых самцов несколько раз в году наступает период гона (полового возбуждения). В это время между ними нередко возникают ожесточенные драки. О готовности к спариванию самцы сообщают самкам резким запахом буроватых жидких выделений других желез, расположенных по обеим сторонам головы между глазом и ухом. Молодые самцы, не достигшие половой зрелости, испускают сладковатый медовый запах; так они сообщают взрослым самцам, что секс их нисколько не интересует и, стало быть, соперничать с взрослыми слонами они не намерены.