Самые УМНЫЕ и МОЗГОВИТЫЕ Животные Планеты

САМЫЕ УМНЫЕ ЖИВОТНЫЕ

Мозговые рекорды

Трудно поверить, что эта относящаяся к роду гнатонемус рыбка является самой «мозговитой».

Оказывается, вес ее мозга составляет 3,1 процента от веса тела, в то время как у человека этот показатель — 2-2,5 процента. Причем большая часть мозга гнатонемуса состоит из чрезвычайно разросшегося спинного мозга, расположенного в позвоночнике.

Гнатонемус тратит 60 процентов всей потребляемой энергии на деятельность мозга

Но еще интереснее тот факт, что эта африканская рыбка тратит 60 процентов всей потребляемой энергии на деятельность мозга. А ведь у большинства позвоночных этот показатель от 2 до 8 процентов, и лишь у человека — около 40.

Одно из объяснений этого феномена состоит в том, что гнатонемус обладает своеобразным электрическим локатором, который помогает ей ориентироваться в пространстве. Для этого, как предполагают ученые, и требуется такой большой мозг. Правда, мозг южноамериканских рыбок гимнотусов, использующих такой же локатор, укладывается в обычные параметры и по весу, и по энергопотреблению.

Еще одна удивительная особенность гнатонемуса: умение поддерживать в организме такой уровень кислорода, который ей требуется в данный момент. Причем даже тогда, когда его содержание в воде только 10 процентов от нормального количества. Когда же уровень кислорода становится еще меньше, рыба просто захватывает атмосферный воздух и извлекает из него кислород.

А вообще среди животных самый большой мозг у китов. Например, у синего кита его масса около 6800 граммов. У индийского слона мозг весит около 5000 граммов, у северного дельфина белухи — 2350, а у дельфина афалины — 1735 граммов. Сравнение вроде бы не в пользу человека. Но нужно учитывать не только вес мозга, но и размер подчиненного ему хозяйства. Обычный кит — это 30 тонн жира, костей и мяса. Слон весит примерно 3 тонны, белуха — 300 килограммов, а человек — в среднем 75. Выходит, что у человека 1 грамм мозга контролирует 50 грамм тела, а у кита — пять килограммов. А у китов-гигантов, вес которых иногда достигает 100-150 тонн, 1 грамм мозга обслуживает свыше 20 килограммов тела. Разница в нагрузке на нервные клетки весьма существенная.

 

 

У коал же, ведущих малоподвижный образ жизни, относительный вес мозга не такой уж и маленький: при средней массе тела 9,6 кг мозг коалы весит всего около 17 граммов, или 0,2 % от массы тела.

В то же время у каотов из семейства широконосых цепких обезьян отношение массы головного мозга к весу тела составляет 6,6 % (у человека — 2-2,2 %) — это абсолютный рекорд в мире животных.

А вот мозг самой большой птицы — страуса — весит в среднем 30-40 граммов. Если принять во внимание, что вес взрослой птицы около 160 килограммов, то на 1 грамм мозга приходится 4-5 килограммов ее тела.

Конечно, у страуса мозг крошечный. Но у крупного (до 5 метров длиной) и очень редкого вида акул — «мегапасти» — вес мозга составляет всего 0,002 процента от общего веса тела.

Это, скорее всего, самая малая величина, которую находили у любого из ныне живущих позвоночных.

И вообще, у хрящевых рыб — акул и скатов — вес мозга относительно веса их тела в 10 раз больше, чем у костистых рыб тех же размеров. Более того, вес мозга многих хрящевых рыб порой не меньше, чем у млекопитающих. Например, мозг полуторакилограммового атлантического хвостокола весит почти 10 граммов — вдвое больше, чем мозг бобра.

Но, помимо весовых параметров, многие животные демонстрируют своеобразные рекорды и в других категориях, связанных с мозгом.

Взять хотя бы хорошо известных всем синиц. Оказывается, у этих птиц с наступлением осени мозг становится крупнее: его гиппокамп увеличивается в этот период на целых тридцать процентов.

Связано это с тем, что в осеннюю пору синицам, чтобы собрать семена и спрятать их в сотнях укромных мест, расположенных на деревьях и на земле, приходится совершать регулярный облет десятков квадратных километров своей территории.

С приходом зимы эти крохотные птички без особого труда находят припрятанный провиант, поскольку у них, по мнению ученых, хорошо развита пространственная память. Весной же, когда повышенная памятливость ни к чему, гиппокамп синиц сжимается и принимает свои первоначальные размеры.

Землеройки — крошечные (длина тела — 3-4 сантиметра, вес — около 2-х граммов), похожие на мышей, зверьки, у которых носик вытянут в небольшой подвижный хоботок. Они -всеядны, но все же предпочтение отдают мясным блюдам — насекомым, их личинкам и дождевым червям.

Так вот у этих крох тоже изменяется объем черепной коробки и, соответственно, размер и вес мозга. И происходит это в зависимости от сезона года.

Зимой объем мозговой коробки уменьшается на 27 %, высота черепа — на 15 %, а вес мозга — на 35 % по сравнению с летним периодом. Летом же все показатели восстанавливаются. Причем цифры эти относительны: чем суровее зима, тем сильнее уплотняется черепная коробка.

Есть у них и еще одна особенность, связанная с мозгом. Дело в том, что землеройки круглый год всеми способами добывают себе пищу, так как продолжительного голодания вынести они не могут.

Поэтому и сутки у этих зверюшек разделены не на ночь и день, как, например, у людей, а на время охоты и время сна. При этом у одних видов землероек таких «ночей» и «дней» бывает в сутки 10-15, у других — больше. Но рекорд «установила» крошечная бурозубка, у которой земные сутки, как показали наблюдения, разделены на 78 собственных «суток». Именно в течение 24 часов она 78 раз спит и столько же раз, естественно, бодрствует, добывая себе еду. И весит эта еда в четыре раза больше, чем сама землеройка.

Жители Сибири эту птицу знают очень хорошо. Размером она с голубя, грудка у нее в коричневую крапинку, хрипловатый, отрывистый крик: «крр-а, крр-а!» Уже даже по этому краткому описанию можно догадаться, что относится он к самой знаменитой птице таежных лесов — кедровке.

Вроде бы ничего особенного. Птица как птица: ни голоса завораживающего, ни наряда ослепляющего. Однако есть у этой птицы одна удивительная особенность — ее уникальная память.

Ведь готовясь к зиме, кедровка создает поистине королевские запасы еды, накапливая порой до 60 килограммов кедровых орехов. А это — порядка 30 тысяч кладовок, размещенных в разных местах ее территориальных владений. Казалось бы, запомнить их местоположение, чтобы разыскать зимой, когда снежный покров все вокруг «окрашивает» однообразный белый цвет, не по силам не только кедровке, но и существу с более развитыми мозгами. Но кедровка с этой задачей справляется без особых проблем. И все благодаря феноменальной памяти.

Чтобы убедиться в этом, ученые провели следующий эксперимент. В кедровой тайге построили огромные вольеры, куда запустили кедровок, чтобы определить, как они справятся с поиском собственных кладовых. Результат превзошел все ожидания: птицы находили орехи быстро, уверенно и безошибочно.

Тогда зоологи эксперимент усложнили. Орехи из кладовых перенесли в другие места, которые птицам были неизвестны. Кедровки полетели по старым адресам. Но, увы, орехов там не оказалось. А найти новые места они не смогли.

Третий вариант предусматривал поиск чужих кладовых. В этом случае кедровки вели себя так, как человек, ищущий потерянную вещь: метались с места на место, шарили во мху. Порой даже натыкались на орехи, но это происходило редко и случайно. В общем, птицы остались голодными.

Последовал однозначный вывод: у кедровок действительно феноменальная память, и кормовые запасы у них индивидуальные.

В результате экспериментов с запасами кедровки ученые подметили еще одну удивительную вещь: оказалось, заготовленным провиантом кормятся не только взрослые птицы, но и их молодняк, который только что вылетел из гнезда. Не передает же птица своим наследникам информацию о местах хранения запасов. Или все-таки каким-то образом информирует их об этом? Вопрос? И довольно любопытный.

Завершая разговор о кедровках и орехах, хочется обратить внимание на способность птицы определять, какой орех полновесный, а какой — пустой, не ломая при этом скорлупы. Одни считают, что птицы в этой ситуации ориентируются по особым меткам, а другие — что полновесность кедровка определяет так же, как узнают, полный бочонок или пустой. Стукнет кедровка клювом по скорлупе — и пустой орех зазвучит звонко, а полный — глухо.

А какие же «мозговые» результаты показывают беспозвоночные животные? Если сказать одним словом, — уникальные.

Так, у осьминогов мозг самый большой и сложный среди беспозвоночных животных.

Кроме того, для осьминогов характерны некоторые удивительные способности: например, поразительное умение управлять своими щупальцами.

Оказалось, что центральный мозг осьминогов абсолютно никакого участия в самих двигательных реакциях щупалец не принимает. Он лишь посылает общую команду на двигательный акт, в которой содержится информация о скорости и направлении движения того или иного щупальца. Все же остальные операции щупальца выполняют сами.

Эту особенность осьминожьих «рук» ученые не могли разгадать до тех пор, пока не обнаружили скопления из 50 миллионов нейронов, которые располагаются на противоположной от присосок стороне.

Исследователи доказали, что именно эти «мыслящие» скопления и контролируют тонкую работу щупалец. Таким образом, биологи открыли особую форму разделения труда у органов осьминогов. И, как предполагают зоологи, такой особенностью обладают и ближайшие родственники осьминогов — каракатицы и кальмары.

А вот мозг муравьев-жнецов, обитающих в Центральной Америке, обладает. способностью к телепатии. Эти удивительные насекомые от места, где проживает колония, до кормовых угодий тянут настоящие дороги. При этом их длина иногда достигает полутора километров. Так вот, когда ученые эту муравьиную трассу перегораживали, то муравьи, занятые на строительных работах, объявляли перерыв и ждали появления так называемых муравьев-«полицейских», которые следят за порядком на дорогах.

Зоологи неоднократно специально перекрывали муравьиные тропы и каждый раз убеждались, что группы «полицейских» выбегали из муравейника практически сразу же, как только на дороге появлялось препятствие. И не важно, на каком расстоянии от колонии произошла блокировка. Пусть даже за несколько сотен метров. Реакция муравьев все равно была мгновенной.

Каков механизм передачи муравьями-строителями сигнала о появившемся препятствии? -непонятно. Телепатия? Или биополе? Пока никто сказать не может.